Прокуратура
Ставропольского края

История прокуратуры Ставропольского края началась в 1822 году, когда главнокомандующий русскими войсками на Кавказе генерал А.П. Ермолов с учетом того, что Ставрополь расположен в стратегически весьма выгодной местности на Азово-Моздокской оборонительной линии, добился перевода центра Кавказской губернии из Георгиевска в город Ставрополь.

Александр І своим указом от 27 июля 1822 года утвердил проект перевода центра губернии, и все ее правительственные учреждения были передислоцированы в Ставрополь. Была переведена в Ставрополь и прокуратура, где она находится по настоящее время. Поэтому 27 июля 1822 года можно считать днем организации прокуратуры Ставропольского края.

И хотя губерния стала называться Ставропольской только в 1847 году (до этого Кавказская губерния), Ставрополь не менял своего статуса губернского города. Губернский прокурор В.Д. Тачанов расположился со своим аппаратом в здании присутственных мест, расположенном недалеко от Крепостной горы – сегодня это пересечение улиц Советской и К. Цеткин.

Губернские власти неоднократно пытались подчинить прокуроров своей власти, но центральная власть не позволяла этого сделать, поскольку государственным интересам отвечали независимые органы прокуратуры. Преследуя цель обеспечить независимость прокуроров и прокурорского надзора от местных властей, Правительствующий Сенат указом от 28 сентября 1828 года утвердил единую правовую систему. Подчеркивалось, что губернский прокурор не может находиться в зависимости от губернского руководства: «Губернские прокуроры на основании узаконений везде смотрят и бдение имеют, дабы в губерниях ничего противного закону и общей пользе не происходило».

Это было трудное время. Россия воевала с Турцией и Персией, горцы возобновили дерзкие набеги на селения и казачьи станицы, вылившиеся в Кавказскую войну. Губернским прокурорам работалось в те времена нелегко. И не только из-за нехватки квалифицированных кадров, а главным образом потому, что объем работы был велик. У губернского прокурора было всего два помощника – стряпчих (казенных и уголовных дел) и небольшой аппарат технических работников.

Ставрополь становился городом многих начинаний. Здесь открылись первые на Кавказе публичная библиотека, русский драматический театр и музей. 01 января 1850 года в Ставрополе вышла в свет первая газета на Северном Кавказе – «Ставропольские губернские ведомости», на страницах которой печатались статьи о прокурорской деятельности (газета «Ставропольские губернские ведомости» выходит и в настоящее время, и на ее полосах по-прежнему печатаются статьи о работе органов прокуратуры края).

В процессе судебной реформы 1864 года 17 апреля 1868 года открылся Ставропольский окружной суд, в его состав, помимо председателя, членов суда и семи судебных следователей, вошли прокурор, два его товарища и секретарь прокурора. Прокурор в своих действиях был самостоятелен. Он руководил следствием, выступал обвинителем на суде, надзирал за исполнением приговоров суда. Согласно обзору преступлений против личности в Кавказском крае за 1877 год всего их зарегистрировано 647, из них «от чрезмерного употребления напитков – 20, изнасилования и растления – 52, контрабанды из Персии в Россию – 11 случаев на сумму 924 рубля».

На конец 19 века площадь Ставропольской губернии составляла 60 614 кв. верст, где в 83 селениях и двух городах (Ставрополе и Пятигорске) проживало 376 917 «душ обоего пола».

Люди, стоявшие на страже закона, пользовались почетом и уважением общества. Высокий социальный статус подчеркивался соответствующим материальным вознаграждением. Из дела прокурора Ставропольского окружного суда, заведенного 11 августа 1900 года: Енишерлов Николай Михайлович, дворянин Московской губернии, 27 июня 1860 года рождения. Окончил Харьковский университет со степенью кандидата права. Чин – коллежский советник. Награжден орденом святой Анны 3-ей степени. Жалованье 2000 руб., столовые 750 руб., квартирные 750 руб., всего 3500 руб.».

Наряду с «обычными» уголовными преступлениями встречались «политические». Пример из раздела «Местная хроника» одной из ставропольских газет:

«На днях в суде предстало шесть подсудимых. Главные преступники Начковский и Мадыко, учинившие убийство в бытность их в партии социалистов-максималистов, организованной на Кавказе… Партия стремилась уничтожить существующий государственный строй. Переходя к характеристике партии, прокурор находит, что ее стремления были хорошие, идейные, но осуществления цели – преступны. (Суд приговорил обоих к повешению, но постановил возбудить ходатайство о замене казни 20-летней каторгой)».

Прокуроры на Ставрополье, люди передовые и образованные, представляя закон, защищали права граждан. В книге приказов по личному составу Ставропольского окружного суда, начатой в 1893 году, содержатся далеко неполные сведения, однако эти люди достойны того, чтобы остаться в истории.

Прокурорами на Ставрополье были:

Генрих Львович Зисерман (с 1893 г.);

Николай Иванович Калайтанов (с 1899 г.);

Николай Михайлович Енишерлов (с 06.03.1900 г., 12.06.1901 г. переведен в Екатеринодар)…

Петров (с 23.05.1919 г.).

Последняя запись была сделана, когда в стране уже полыхала Гражданская война и в силу вступали совсем другие законы.

После победы Октябрьской революции большевики Декретом о суде № 1 упразднили прокуратуру и почти пять лет пытались обойтись без нее, но тщетно. Советская власть была вынуждена возродить органы прокуратуры, так как альтернативы им не нашлось.

29 июля 1922 года нарком юстиции РСФСР подписал приказ о назначении Г.М. Кретова Ставропольским губернским прокурором. В тот же день в Ставропольский губотдел юстиции было отправлено циркулярное письмо с предписанием по прибытии прокурора войти от имени НКЮ в губисполком с ходатайством об упразднении губотдела юстиции ввиду организации прокурорского надзора.

В конце августа 1922 года газета Ставропольского губкома ВКП(б) и губисполкома поместила сообщение: «Приезд прокурора. В субботу 19 августа в Ставрополь прибыл губернский прокурор тов. Кретов».

Приказом от 30 августа 1922 года Кретов учредил должности трех помощников губернского прокурора. Первый помощник осуществлял надзор за исполнением законов в народных судах, второй – за местами лишения свободы и тюрьмой (оба считались помощниками прокурора при губсовнарсуде), третий помощник учреждался при губревтрибунале и осуществлял надзор за исполнением законов в трибунале. Тем же приказом для осуществления прокурорского надзора в губернии были образованы три прокурорских участка, по одному в Александровском, Благодарненском и Медвежинском уездах.

Ставропольская прокуратура функционировала в жесточайших условиях голода и разрухи, царивших после Гражданской войны. В этой ситуации по просьбе Кретова губисполком в сентябре 1922 года выделил средства для обустройства прокуратуры. Прокуратура подремонтировала свое помещение в доме на улице Льва Толстого, приобрела кое-какую мебель и другое необходимое имущество.

О первых итогах деятельности губернской прокуратуры Кретов доложил шестому Ставропольскому губернскому съезду Советов, открывшемуся в начале декабря 1922 года. Доклад состоял из трех частей: о необходимости революционной законности и путях ее достижения; о состоянии законности в работе судебных органов; о деятельности прокуратуры на путях укрепления законности в губернии.

Прокурор нарисовал удручающую картину: суды за 1922 год рассмотрели 7191 дело – всего 15% от общего количества. К концу года более 40 тысяч дел так и остались нерассмотренными и пылились в судах.

В прокуратуру поступало много жалоб на незаконные аресты, на необоснованное наложение штрафов, самоуправные действия должностных лиц. Сельские Советы выносили незаконные решения, которые исполнялись с еще более грубыми нарушениями законов.

В такой обстановке небольшой коллектив прокуратуры, состоявший всего из шести человек, энергично взялся за дело. Прежде всего предприняли неотложные меры к рассмотрению накопившихся дел в народных судах. Дела рассматривались по существу при непосредственном участии в процессах помощников прокурора. Работали без выходных и праздников. В результате к середине 1923 года «завал» дел, который имелся в судах, был в основном ликвидирован.

На правовой основе осуществлялась работа губернской прокуратуры по надзору за деятельностью губисполкома при принятии обязательных постановлений. Проекты постановлений заранее направлялись прокурору для дачи заключения о соответствии закону. Если прокурор не одобрял проект, то он губисполкомом не принимался.

В 30-е годы в Ставропольском крае необоснованные осуждения безвинных людей обрели тот же размах и характер, что и в других регионах страны. Не избежали репрессий и прокурорские работники. Более того, за них взялись с большим рвением, поскольку они пытались напомнить о законности, Конституции и правах человека.

25 июня 1938 года заседание выездной сессии Военной коллегии Верховного Суда Союза ССР в Ворошиловске (так назывался в то время Ставрополь) длилось 40 минут. Эти сорок минут решили судьбу сорокалетнего прокурора края Бориса Эммануиловича Гарина (Линде). Приговор в полстраницы текста зачеркнул жизнь человека, посвятившего себя защите революционной законности и служению Отчизне. Основанием к его аресту послужили показания, полученные от арестованного бывшего председателя крайисполкома И.Н. Пивоварова (впоследствии приговоренного к расстрелу, в 1956 г. реабилитированного). Он показал, что в присутствии Гарина высказывал контрреволюционные террористические намерения в отношении руководителей партии, против чего Гарин возражал, но в то же время сам был антипартийно настроен. Дело слушалось в отсутствие прокурора и адвоката. Гарин как активный участник антисоветской правотроцкистской террористической организации был приговорен к высшей мере наказания – расстрелу с конфискацией всего лично принадлежащего ему имущества. Что же совершил прокурор края? Из материалов дела видно, что его беспокоило беззаконие в крае, связанное с выселением казаков из их домов, безосновательная ссылка «кулацких» семей, правовая незащищенность трудового народа. Проведенная в 1956 году проверка установила, что никакой контрреволюционной организации в крае не существовало, а дела по обвинению Гарина и других руководителей края были сфабрикованы. Не осталось фотографии бывшего прокурора. Неизвестно, где его могила. Но в истории остался факт: с 1934 по 1937 год прокурором края работал Б.Э. Гарин. 19 июля 1957 года он реабилитирован посмертно.

Имена незаконно репрессированных с 1934 г. по 1938 г. работников Ставропольской прокуратуры:

Гарин (Линде) Борис Эммануилович, прокурор края;

Агеев Яков Иванович, заместитель прокурора края;

Лифшиц Исай Вениаминович, заместитель прокурора края;

Гончаров Козьма Иосифович, прокурор г. Кисловодска….. всего 18 человек.

Началась Великая Отечественная война. Именно работники прокуратуры контролировали точность исполнения постановлений Государственного комитета обороны. В 1942 году в связи с резким обострением положения на фронте прокуратура Орджоникидзевского (Ставропольского) края была переведена в город Кизляр. В начале августа 1942 года краевой центр заняли фашисты. Не успела выехать из города помощник прокурора края Клавдия Ильинична Абрамова. В оккупированном городе она вела агитацию против фашистов, сумела уничтожить важные служебные документы, чтобы они не достались врагу. По доносу предателя в сентябре 1942 года ее арестовали. Гитлеровцы предложили ей подписать воззвание к населению и призвать к сотрудничеству с оккупантами, обещая сохранить жизнь, но Абрамова отказалась. Ее пытали, привели в камеру дочерей, одиннадцати и шести лет, и поставили перед выбором: либо она подпишет воззвание, сохранив жизнь себе и детям, либо всех их казнят. Абрамова отказалась. Ее вместе с детьми расстреляли на тюремном дворе.

После изгнания оккупантов в январе 1943 года работники Ставропольской прокуратуры помогали восстанавливать правопорядок. Все работники краевой прокуратуры, воевавшие на фронтах Великой Отечественной войны, отмечены правительственными наградами. Многие из них погибли, другие вернулись и продолжали служить закону в мирное время.

На 50-е годы приходится начало пересмотра политических дел 30-х годов. Прокурор Ставропольского края В.Н. Петухов вошел в состав «Комиссии Президиума Верховного Совета СССР по Ростовскому, Грозненскому, Каменскому областным, Краснодарскому, Ставропольскому краевым, Северо-Осетинскому и Кабардинскому республиканским управлениям ИТЛК для рассмотрения дел на лиц, отбывающих наказание за политические, должностные и хозяйственные преступления». Он внес множество протестов, в результате большое количество жертв политических репрессий, включая Б.Э. Гарина и других работников Ставропольской прокуратуры, было реабилитировано.

Примечательно: в середине 50-х годов, как всегда, прибыли в прокуратуру края по распределению молодые юристы – выпускники вузов. Одного из них по просьбе второго секретаря крайкома ВЛКСМ с согласия прокурора края В.Н. Петухова перевели на комсомольскую работу. Это был Михаил Сергеевич Горбачев, ставший впоследствии Генеральным секретарем ЦК КПСС, первым (и последним) Президентом СССР.

И в настоящее время прокуратура Ставропольского края целенаправленно работает в рамках своей компетенции во имя торжества закона, осуществляя надзор за точным и единообразным исполнением законов.

Нюрнбергский процесс 20 НОЯБРЯ 1945 - 1 ОКТЯБРЯ 1946
Главный процесс человечества.
Обращение из прошлого к будущему.